Философское интервью Кантона: память об истоках и футбол, как спасение

год назад
Кантона дал интервью The Guardian/ Getty Images
Кантона дал интервью The Guardian/ Getty Images

После завершения футбольной карьеры Эрик Кантона успел проявить себя в нескольких ипостасях. Актер кино и театра, художник и человек, дающий по-настоящему философские интервью.

Помимо сцены, жизнь время от времени подбрасывает для Кантона по-настоящему драматические сюжеты.

Кантона только недавно увидел фото своих дедушки и бабушки молодыми

В столице Мексики Мехико был обнаружен чедоман, который не открывали 70 лет. Внутри него находили 126 свертков, содержащих 4500 негативов. Часть из них коснулась и Кантона.

Большинство снимков были вывезены из Франции в момент захвата страны нацистами. Фотографии были сделаны фотожурналистом Робертом Каппой в последние месяцы Гражданской войны в Испании.

Кроме того, Каппа сделал многочисленные фотографии из лагеря беженцев. В нем, помимо остальных 100 000 людей, находились 28-летний Педро Раурич и 18-летняя Пакита Фарнос, его девушка.

Педро – дед Эрика Кантона. Экс-форвард МЮ отправился в Нью-Йорк, где прошла выставка фотографий.

«Некоторые принты фотографий были размером в 2-3 метра, а другие приходилось разглядывать в лупу. Я сказал своей жене Рашиде, что попытаюсь отыскать фотографии своих дедушки и бабушки».

И у Эрика это вышло.

«То, что я почувствовал... Бабушка с дедом редко рассказывали о тех временах. Им не хотелось вспоминать, поэтому мы не спрашивали. Когда я увидел эти фотографии, то подумал о маме. На выставке я купил альбом с фотографиями для нее. Но в книге фото были маленькими».

Позже выставка прошла в Арле, городе на юге Франции. Кантона повез свою маму и ее сестру туда.

«На фотографиях дед был молод – я не знал его таким. Я спросил у мамы, которая не видела этих фотографий ранее: «Это он?».

Я хотел, чтобы они увидели эти фото. Дед также, как и мне, ничего не рассказывал ей о тех временах. Никаких воспоминаний. Но они с сестрой узнали его. Невероятно эмоциональный момент».

Кантона ценит историю своих предков/ Getty Images
Кантона ценит историю своих предков/ Getty Images

История деда не сподвигла Кантона погружаться в изучение Гражданской войны. Но при этом, он ощущает, что история деда – это и часть его истории.

Эрику сложно объяснить это ощущение. Будто определенный цвет, говорит Эрик, который с детства ассоциируется с болезнью. Каждый раз, когда Кантона видит его – ему становится плохо.

«Иногда есть приток энергии. Не всегда этому можно найти объяснение. И ты пытаешься разобраться в этом. Именно поэтому жизнь – большое путешествие. Когда мы пытаемся понять сами себя – это приключение».

Кантона о важности памяти истоков и уважении культур

Эрик считает, что история прошлого – это часть нас. Находящаяся в нас ДНК.

«В одном из фильмов я скакал верхом на лошади. Собаки напали на лошадь и мой герой сказал, что и 200 лет назад собаки нападали на лошадь. Они делают это неосознанно, не понимая, зачем им это. Нечто подобное есть и в нас.

Дедушка не был разговорчивым с детьми, но в каком-то смысле тишина – это даже плюс. Когда он ничего не говорил, в голове включалось воображение. Ты создавал свою собственную историю. Мы всегда чувствовали особенную близость с ним.

Предки моей мамы пришли из Сардинии. Мой дед оттуда. Им не разрешали вернуться на родину на протяжении 25 лет. Сейчас у меня есть там дом. Я хотел вернуться в их места. И ощутить это особое чувство».

Кантона стал обладателем награды от президент УЕФА/ Getty Images
Кантона стал обладателем награды от президент УЕФА/ Getty Images

«Мы ощущаем тягу к нашим истокам. И чем больше нас от них отрывают, тем сильнее нас тянет к ним. Во Франции порой хотят, чтобы мы забыли о своих истоках, но это ошибка. Вовсе не по той причине, что мы близки лишь к своему происхождению и не любим страну, в которой живем.

У моей жены алжирские корни. Это не мешает ей идеально говорить на французском и арабском языках. Наши дети без проблем могут говорить на обоих языках.

Мои предки родом из Испании и Сардинии. Мне повезло – я француз во втором поколении. Но люди не должны думать, что они только с той или другой страны. Я человек и уважаю всех людей. Нам круто повезло, что у нас есть различные культуры, возможность общаться с другими людьми, путешествовать и уважать другие культуры».

Кантона уверен - футбол спасет мир

Кантона переживает о том, что от этой точки зрения уходят. Растет национализм и антииммиграционные программы.

«Большая демократия приходит туда, где тысячи лет существуют культура и язык, и хотят все причесать под одну гребенку. И называют это собственным видением. Как по мне – это разновидность терроризма. Экономического терроризма.

Это своего рода диктатура – навязывание своего видения. Это только мое мнение. Я считаю, что нам очень повезло жить в мультикультурном мире».

По завершении карьеры футболиста Кантона стал актером театра и кино/ susannalea.com
По завершении карьеры футболиста Кантона стал актером театра и кино/ susannalea.com

Кантона продолжает свои рассуждения заключением, что незнание истории приведет к повторению ошибок прошлого. Диктаторские режимы, идеи Гитлера – все что угодно.

Одним из выходов Эрик видит футбол. Да, обычную спортивную игру. Развлечение.

«Я был в колумбийском городе Картахена. Там находится крайне бедная зона, где живут беженцы. У них нет домов, но они построили футбольное поле. Просто потому что они любят футбол.

На территории работает школа и есть какая-никакая работенка. У беженцев есть условие. Если они хотят играть в футбол, то должны ходить в школу и на работу.

Даже если они не станут профессиональными футболистами, то хотя бы таким образом получат образование и спасут свою жизнь».

Кантона считает, что футболисты могут служить своего рода рупорами. Мало быть просто хорошим игроком. Важно смотреть, что происходит вокруг тебя – в каком обществе ты живешь.

И нельзя забывать откуда ты, а также обращать внимание на окружающие проблемы.

«Впрочем, кто мы такие, чтобы указывать другим людям, что им делать? Почему мы должны считать себя правыми, а их нет? Я имею в виду, что я думаю, что я прав, но.. я не знаю».

По материалам The Guardian.

Новости по теме