2 месяца назад

Владелец Лилля хотел перевернуть футбольный мир, но провалился

Жерар Лопес, владелец Лилля
Жерар Лопес, владелец Лилля

История современного Лилля - настоящая сказка Золушки. Совсем недавно клуб был на грани вылета и банкротства, а сейчас уверенно идет в зоне Лиги чемпионов, оставив далеко за спиной Лион, Марсель и Монако. Всего этого могло и не быть, если бы не один человек - Жерар Лопес. Но Лилль - уже не первый футбольный проект бизнесмена с испанским и люксембуржским гражданством. История другого его детища гораздо более мутная и противоречивая.


Жерар Лопес и футбол. Начало

В 2012 году имя Жерара Лопеса звучало только в паре с названием его собственной команды Формулы 1 Lotus. Однажды в интервью Financial Times он признался, что гонки - не единственная его страсть, и рассказал о своем намерении инвестировать огромные деньги в футбол. Лопес хотел вложить полмиллиарда евро (500 миллионов!) «в компании, которые поддерживают и предлагают услуги клубам, а также покупают клубы, чтобы сделать их прибыльными».

Тогда же была создана компания Mangrove Founders, 37,5% которой принадлежали испанскому бизнесмену. Остальные 62,5% распределили между собой некий Ханс-Юрген Шмиц и компания Fedalk Investing, зарегистрированная на Виргинских островах.

В мае 2013 года Mangrove Founders основала агентство Kick Partners, которое и должно было взобраться на вершину футбольной пищевой цепочки, подвинув Жорже Мендеша и его Gestifute. Управлять конторой позвали работавшего в Барселоне Марка Ингла (ныне генеральный директор Лилля) и профессионального агента Равада Кассиса, благодаря которому Асамоа Гьян стал одним из самых богатых игроков Африки.

Амбиции агентства зашкаливали с самого дня его основания. Французские журналисты откопали самую первую презентацию Kick Partners, с которой новичок индустрии обращался к потенциальным партнерам и клиентам.

Страница из презентации Kick Partners (2013)
Страница из презентации Kick Partners (2013)

20 дочерних компаний на местах, доля рынка около 5-10%, комиссии около 50-10 миллионов евро, 20-30 агентов и более 500 игроков - довольно оптимистичный прогноз для компании, созданной на пустом месте.

Первоочередной задачей KP выбрали укоренение в Европе и на Ближнем Востоке. Представители агентства провели переговоры с несколькими потенциальными агентами-партнерами в Великобритании, Германии, Испании, Франции, Италии, Нидерландах, Турции, Люксембурге, Бразилии, Японии, Южной Корее, Австралии, ОАЭ, Катаре, Саудовской Аравии и в Западной Африке.

Освоение рынков Португалии, Бельгии, России и Украины - следующий шаг, запланированный на сезон-2013/14.

Страница из презентации Kick Partners (2013)
Страница из презентации Kick Partners (2013)

В самом конце все той же презентации нашлось дерзкое объяснение имени агентства:

«Вот почему нас называют Kick Partners! Возможность БОЛЬШАЯ - и мы надерем задницу всем остальным!»


Первые партнеры и первые неудачи

Торстен Вирт, представитель немецкого агентства Spielerrat, посетил одну из презентаций KP, о чем написал своим коллегам 6 декабря 2013 года:

«Проект: это инвестиционный фонд, который вкладывает 500 миллионов евро и надеется в ближайшие два года стать лидером рынка футбольных агентов. Они рассматривают футбол как бизнес и уже инвестируют в клубы, молодежные академии и права на игроков. Им также принадлежит команда Формулы 1 Lotus. Они создают сеть агентств в Бразилии, Аргентине, Франции, Бельгии, Великобритании, Испании, Италии, а также в Германии. Партнеры станут акционерами Kick Partners».

Вирт был настолько впечатлен презентацией, что сравнил Равада Кассиса с основателем и генеральным директором Facebook Марком Цукербергом:

«Ему 32 года и он имеет финансовое образование. Он долгое время работал агентом и участвовал в нескольких крупных сделках. В данный момент он ведет бизнес с фондами. Он не говорит пустые слова. Он хочет заниматься бизнесом и делает это, оставаясь сосредоточенным на своей цели. Немного похож на Цукерберга - дальновидный, но в то же время непоколебимый как скала».

Известно, что во Франции представителем KP стал ключевой агент на местном рынке Стефан Курбис, сын нынешнего тренера Кана Роллана Курбиса. В свое время он представлял интересы Робера Пиреса и Эммануэля Адебайора, а сейчас ведет дела Лорана Косьельни и Стива Манданда.

Стефан Курбис и Серж Орье
Стефан Курбис и Серж Орье

Европейское Бюро Расследований нашло другие бумаги, в которых был расписан бизнес-план французской ячейки организации на 5 лет. Согласно этим документам, компания Лопеса рассчитывала к 2018 году работать с 74 футболистами из Лиги 1, иметь оборот около 12,2 миллионов евро и получить чистую прибыль 7,4 миллиона (за 2018 год).

Что касается немецкого рынка, то тут KP рассчитывали даже на больший успех - 84 игрока, 14,2 миллиона евро оборот и 9,4 миллиона чистой прибыли. Об этом Марк Ингла и рассказал 31 января 2014 года в письме представителям агентства Spielerrat Торстену Вирту, Даниэлю Делонга и Ханнесу Винцеру.

Уже летом 2014 года Spielerrat и Стефан Курбис совместно искали новые клубы для Сержа Орье (Тулуза) и Лукаша Фабиански (Арсенал). Немцы должны были устроить Орье в одном из клубов Бундеслиги, а Курбис искал варианты во Франции для польского голкипера.

Закончилось все провалом по всем фронтам. Байер в последний момент отказался подписывать Орье, а Монако и Марсель, на которые так рассчитывал Курбис, отказались от услуг Фабиански.


Бразильский футбольный рынок - золотая жила?

Еще одно перспективное направление, которое сразу начали прорабатывать KP - Бразилия. Все дело в том, что здесь правами на футболиста могли владеть и третьи лица. Условно говоря, любая компания могла несколько лет назад приобрести 10% прав на Винисиуса Жуниора и хорошенько заработать на его переходе в Реал. За счет таких операций компания планировала зарабатывать в 2018 году 6,65 миллиона евро.

Так одна дочерняя компания Mangrove Founders - MPI - сразу же приобрела 12,5% прав на Жерсона из Флуминенсе и 30% на Алисона Фариаса (Интернасьональ), а другая - Kick Partners - стала работать с ними в качестве агента. Таким образом компания Лопеса полностью контролировала карьеру игроков и только от нее зависело, когда и куда будут проданы футболисты. С Жерсоном получилось (ушел в Рому за 16,6 миллионов евро), с Алисоном - нет.

В такой же ситуации оказался подающий надежды талант Флуминенсе. Документальных доказательств нет, но генеральный директор Mangrove Марк Тлуш сам об этом рассказал:

Абсолютный контроль над игроками подтвердился письмом от Раид Кассиса (брата Равада) в адрес вице-президента Монако Вадима Васильева:

«Дорогой Вадим!
Прежде всего, спасибо за ваше время и за возможность встретиться с вами. Как мы и обсуждали, пишу вам о игроках, которых мы можем предложить ФК Монако. Дуглас Аугусто - центральный полузащитник, в экономические права на которого инвестировал наш фонд. Он уже получает вызовы в сборную Бразилии U-20.
С нетерпением жду вашего ответа».


(Не)счастливый конец

Но уже через полгода после этого (19 декабря 2014 года) ФИФА объявила, что теперь владение правами на игрока третьей стороной будет запрещено. Эта новость стала началом конца для Kick Partners, поскольку продвижение «собственных» игроков было основополагающей частью философии компании.

Это решение ФИФА заставило Жерара Лопеса и Марка Ингла охладеть к проекту и переключиться на приобретение клубов. Именно поэтому бизнесмен в начале 2017 года купил загибающися Лилль, а его правая рука (Ингла) стал генеральным директором клуба.

Жерар Лопес и Марк Ингла
Жерар Лопес и Марк Ингла

Смерть ключевого персонажа во всей этой истории Равада Кассиса осенью 2015 года нанесла еще более серьезный удар по Kick Partners. В январе 2017 Жерар Лопес подтвердил, что агентство больше не работает.

По материалам Mediapart и Mediacités.


Читайте также:

Сын чемпиона мира и самый перспективный тренер Франции. Кто такой Жюльен Стефан?

За Лилль играет настоящий топчик. Пепе разрывает Лигу 1

Мистическое возвращение Зидана и другие топ-матчи выходных